vadda (vadda) wrote,
vadda
vadda

Сетевой Удар - 1. Статья Джулии Иоффе о Навальном, журнал Нью-Йоркер.

Net Impact
One man’s cyber-crusade against Russian corruption.
by Julia Ioffe, April 4, 2011, New Yorker

Сетевой Удар
Крестовый кибер-поход одного человека против российской коррупции.
Перевел vadda (vadda.livejournal.com)


Часть 1.

Одним поздним снежным вечером Алексей Навальный, адвокат и блоггер, прославившийся своим крестовым походом против всепроникающей российской коррупции, сидит в московской радиостудии. Высокий блондин, 34-летний Навальный производит сильное впечатление; за последние три года он занял в российском обществе место Джулиана Ассанджа или Линкольна Стеффенса. В своем блоге Алексей раскрывает криминальные схемы, которые проворачиваются в крупнейших российских нефтяных компаниях, банках и министерствах - то, что он делает, сам Навальный называет "тыкать их палкой с гвоздем". Три месяца назад он открыл еще один сайт - РосПил, для расследования фактов коррупции; там он призывает посетителей изучать документацию о госзакупках, находящуюся в открытом доступе и сообщать о выявленных злоупотреблениях. С того момента, как сайт начал свою работу, несколько контрактов, признанных подозрительными Навальным и его армией, были аннулированы - стоимость этих контрактов составила почти семь миллионов долларов. Самым примечательным является то, что Навальный взялся за эту работу в стране, где целый ряд юристов и журналистов, занимавшихся подобной деятельностью в последнее время, подверглись избиениям или были убиты.

Коррупция и Россия в наше время - практически слова-синонимы, невозможно преувеличить ту огромную роль, которую играет коррупция в жизни страны - на всех уровнях, вплоть до Кремля. Россия - одна из немногих стран, постоянно снижающаяся в ежегодном рейтинге Transparency International. Россия занимает в списке 154-е место из 178, разделяя его с такими странами как Камбоджа, Гвинея-Биссау и Центрально-Африканская Республика. Коррупция достигла такого уровня, что компании, занятые в подготовке курортного города Сочи к зимней Олимпиаде-2014 сообщают о том, что им приходится платить откаты, превышающие 50%. Журналисты русского издания Эсквайр недавно подсчитали, что стоимость одной дороги в Сочи настолько высока, что ее с тем же успехом можно было бы вымостить 8-дюймовым (21,9 см) слоем фуа-гра или 3,5-дюймовым (9 см) слоем сумочек Луи Виттон. В октябре президент Медведев сообщил, что за год на госзакупках разворовывается триллион рублей (33 млрд долларов) - три процента ВВП страны.

Собеседником Навального в радиостудии был Евгений Федоров - рыхлый господин в очках, член Государственной Думы и довольно высокопоставленный функционер "Единой России" - правящей партии, чьим лидером является премьер-министр Путин. Федорова пригласили с тем, чтобы обсудить заявление Навального, сделанное им в той же студии двумя неделями раньше. На вопрос радиоведущего, что он думает о "Единой России", Навальный ответил: "Очень плохо я думаю о "Eдиной России". "Единая Россия" - это партия коррупции, партия жуликов и воров. Долгом каждого патриота и гражданина России является работа на уничтожение этой партии". Представители "Единой России" заявили о том, что собираются подать в суд на Навального за клевету. Нимало не смущенный этим фактом Навальный провел в своем блоге голосование, в котором предложил читателям ответить на вопрос - является ли "Единая Россия" партией жуликов и воров. Из сорока тысяч ответивших 96.6% согласились с мнением Алексея. После этого он объявил конкурс на создание плаката с использованием слогана о "жуликах и ворах".

Сидя напротив Навального в радиостудии, Федоров нервно роется в стопке разноцветных папок и кипе написанных от руки заметок. Не взглянув в его сторону, Навальный вытаскивает из лежащей перед ним тонкой папки один-единственный лист бумаги и начинает зачитывать список Высшего совета партии "Единая Россия". Он замечает, что один из членов совета, бывший глава богатого нефтью Башкортостана, консолидировал всю нефтедобывающую промышленность региона и поставил своего сына во главе образовавшейся корпорации. После этого Навальный рассказывает о 22-летней племяннице руководителя Краснодарского края (в состав которого входит и Сочи). Ей каким-то образом удалось стать совладелицей крупного трубостроительного завода, птицефабрики и целого ряда других компаний. У губернатора Свердловской области (родины Ельцина), есть 18-летняя дочь - владелица фанерного завода и десятка других местных бизнесов. "Почему все эти замечательные предпринимательские таланты проявляются только у детей членов "Единой России"?" - задает вопрос Алексей. - "Какую они бизнес-школу заканчивали?".

Федоров все эти обвинения отвергает как беспочвенные (все руководители Совета также отрицают наличие каких-либо нарушений). Он обвиняет Навального в терроризме и в том, что тот работает на ослабление России, намекая на то, что свое финансирование Алексей получает либо из ЦРУ, либо из Госдепа, либо от двух организаций сразу.

"Честно говоря, то, что вы сказали - просто поразительно" - отвечает Навальный с абсолютно серьезным видом. - "Вы принесли с собой так много документов, и я думал, что вы сможете мне содержательно возражать по поводу фактов коррупции в "Единой России", которые совершенно, мне кажется, очевидны".

Федоров также хочет оспорить заявление Навального о том, что депутат, всю жизнь проработавший на государственной службе, владеет пятью квартирами, домом, дачей и двумя машинами, одна из которых - Мерседес. Дом - развалина, протестует Федоров, и показывает ведущему фотографии в подтверждение своих слов, и квартир не пять, а четыре. На утверждение Навального о том, что "Единая Россия" крышует в своих рядах коррумпированных чиновников у Федорова есть простой ответ. "По каждому из этих примеров даже нет смысла что-то обсуждать. Потому что существует четкая процедура, и в тех случаях, когда нарушается закон, эта процедура срабатывает" - говорит Федоров. - "Пишите. Вам же президент сказал: 'Давайте факты'".

"Я пишу много лет!" - взрывается Навальный. - "Об этом и речь!".

Три столетия назад Петр Великий в своих попытках превратить феодальную, аграрную Россию в современное государство столкнулся с большими внутрисистемными препятствиями. "Коррупция влияла не только на финансы страны, но и на базовую эффективность системы" - писал Роберт Масси в своей биографии Петра Первого. - "Взятки и казнокрадство были обычным явлением в общественной жизни России, государственная служба зачастую рассматривалась как способ личного обогащения. Эта практика была так распространена, что российские чиновники либо получали мизерное жалование, либо не получали его вовсе; считалось само собой разумеющимся, что они сами заработают себе на жизнь взятками".

Несмотря на все перипетии российской истории, с восемнадцатого века в этом отношении изменилось немногое. Подкупить можно почти любого - подчас с ужасающими последствиями. В августе 2004-го, в России с интервалом в три минуты потерпели крушение два пассажирских самолета, унеся с собой жизни восьмидесяти девяти человек. Как впоследствие выяснилось, их взорвали две террористки-смертницы, заплатившие взятку в 5000 рублей (около 170 долларов) сотруднику безопасности аэропорта за беспрепятственный проход на борт. Госслужащие не просто берут взятки - они активно их вымогают: бизнесмены уже привыкли к тому, что чиновники обращаются к ним с обещаниями за определенную сумму уберечь их от возможных "проблем". Не секретом является и то, что многие чиновники живут в роскоши, которую невозможно обеспечить с помощью их скромных официальных зарплат. Собственный опрос, проведенный "Единой Россией" среди желающих вступить в партию, показал, что почти 60-ю процентами кандидатов движет желание решить с помощью вступления в партию личные проблемы и около половины привлекает возможность подзаработать денег на стороне.

Недавно президент Медведев, желая вернуть иностранных инвесторов в Россию, объявил войну коррупции. Несмотря на это, согласно данным отдела экономической безопасности МВД России, размер средней взятки вырос в четыре раза с момента прихода Медведева к власти; множество государственных проектов затеваются только ради того, чтобы перекачивать выделенные под них фонды заинтересованным лицам. Глава российского отделения Transparency International Елена Панфилова объяснила мне, что у этого есть две причины: в связи с объявленной борьбой с коррупцией брать взятки стало более рискованно, и их размеры поползли вверх. "Во-вторых, это так называемый "синдром последнего дня Помпеи"", - сказала она. "Всё вот-вот обрушится, так что - хватай что можешь". Это приводит к таким ситуациям, как преследование дорожной инспекцией федерального чиновника, который, опасаясь быть арестованным за взяточничество, стал выбрасывать из окна машины миллион рублей.

Борьба с коррупцией в России - опасное занятие. "Алексей наносит ощутимый урон коррумпированным, преступным, жуликоватым чиновникам, которые не привыкли к тому, что кто-то становится у них на пути", - объяснил интернет-предприниматель и оппозиционный блоггер Антон Носик. - "Сейчас это опаснее, чем в прежние времена. Корпорации не занимаются убийствами - у них есть PR и суды - но какой-нибудь мелкий чиновник из провинции, которого Алексей лишил его миллиона долларов, вполне может кого-нибудь подослать". Такие вещи уже случались. Адвокат Сергей Магнитский раскрыл схему, по которой, как он предполагал, группа офицеров МВД похитила у государства 230 миллионов долларов. В 2008 году группа этих самых офицеров арестовала Магнитского, когда он собирал своих детей в школу. Магнитского почти год держали в московских тюрьмах - в условиях настолько ужасающих, что его здоровье начало резко ухудшаться. Не получив необходимого лечения, он умер в наручниках, крича от боли. Ему было тридцать семь лет. Есть также недавний пример - дело Михаила Бекетова, журналиста, опубликовавшего разоблачительные материалы о коррупции и злоупотреблении властью в Московской области - он был избит так жестоко, что стал инвалидом и потерял речь.

Навальный и его сторонники прекрасно осведомлены о подобных расправах. "Я очень уважаю Навального за его деятельность, но мне кажется, что его арестуют", - сказал мне высокопоставленный сотрудник одной из госкомпаний, чью деятельность расследует Алексей. - "Он дразнит очень больших людей, делает это открыто и показывет им, что не боится. В этой стране таких людей раздавливают". Когда я спросила мать Алексея Людмилу, не боится ли она за сына - та расплакалась еще до того, как я успела закончить вопрос. "Я забыла, что такое нормальный сон", - сказала она. - " Я верю в то, что он делает, он делает всё правильно, но я не готова. Я не готова к тому, что мой сын станет мучеником".

Продолжение

Tags: navalny, translated
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 148 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →